На чём во времена СССР сколотили огромное состояние девять подпольных миллионеров

0
56

В Советском Союзе, несмотря на идеологию и суровые законы, при желании легко обходили конституцию и умудрялись "накопить" миллионы.

На чём во времена СССР сколотили огромное состояние девять подпольных миллионеров

Ян Рокотов. Коллаж © LIFE. Фото © ТАСС / Сергей Фадеичев, © osssr.ru

В рассказе советского писателя Юрия Казакова «Нестор и Кир» автор, например, описывает жителя Кировской области, которому ни нужда, ни война были нипочём — он «от всего богател». Секрет его был в том, что он один на всю округу умел сращивать тросы так, что они рвались где угодно, но только не в срощенном месте. Денег у него было «немерено». Когда они отсыревали, он раскладывал их по дому сушиться, а когда их становилось слишком много, то собирал в мешок и относил в местную сберкассу — «на оборону». С местными не жадничал: давал в долг, да и просто так давал муки и хлеба тем, кто не мог прокормить детей или умирал с голоду. Это был честный мужик и честный, с советской точки зрения, заработок. Подпольные же миллионеры занимались чаще всего спекуляцией, брали взятки или организовывали нелегальные цеха.

Вор Михаил Исаев

На чём во времена СССР сколотили огромное состояние девять подпольных миллионеров

В суровые военные годы выгодной стала должность Михаила Исаева — он служил начальником отдела снабжения Главхлеба. Чтобы не попасть на фронт, он купил себе бронь и за несколько лет разбогател, поставляя продукты в армию, на предприятия, в школы и детские сады. Никаких особых схем не было, Исаев просто забирал десятую часть того, что поставлял. Яйца, мука, сахар, чай — всё это он с помощью подельников сбывал на чёрных рынках страны, наживаясь на голоде населения. Воровал даже продукты, предназначенные для блокадного Ленинграда. Криминальных наездов не боялся — он платил бандитам и зарабатывал на них, наводя преступников на товарные поезда с продовольствием.

К 1945 году Исаев стал миллионером, но не знал, куда девать деньги. На часть наворованного он скупал ювелирные украшения, но большую часть денег упаковал в трёхлитровые банки и закопал на даче. Закрыть банки герметично в бытовых условиях в те времена было проблематично, и больше половины купюр сгнило в земле.

Погорел на малом: устраивал для подельников шумные пирушки на даче, и кто-то из соседей пожаловался в милицию. Милиционеры заинтересовались, откуда у советского чиновника столько денег. Пока Исаев веселился, они аккуратно вели следствие. Задержали Исаева после того, как он довёл жену до самоубийства издевательствами и купил справку о том, что она умерла от сердечного приступа. К этому времени уже было ясно, что он украл у детей и женщин СССР 2 тонны сахара, 10 тонн муки и 400 кило сливочного масла. Исаева с подельниками взяли в 1947 году, но гуманный советский суд дал главарю всего 25 лет лагерей. Что тут скажешь? Мало дали.

Взяточник Николай Мирзоянц

На чём во времена СССР сколотили огромное состояние девять подпольных миллионеров

Миллион советских рублей следователи изъяли из квартиры ещё одного ловкача — руководителя предприятия «Главвино» Николая Мирзоянца. После 1945 года Сталин распорядился открыть по стране сеть рюмочных. Это было сделано в целях борьбы со спекулянтами-водочниками.

Собственно, те, кто находился у производства спиртных напитков, в СССР всегда жили небедно. Мирзоянц придумал нехитрую схему заработка: он назначал директорами винных заводов только тех, кто платил ему «откат».

Разумеется, обиженные соискатели молчать не стали, и Мирзоянца арестовали в 1952 году. Негодяю повезло — отделался 15 годами лагерей.

«Трикотажники» Исаак Зингер и Зигфрид Газенфранц

На чём во времена СССР сколотили огромное состояние девять подпольных миллионеров

Эти два советских гражданина развернули свою деятельность в столице Киргизской ССР — городе Фрунзе (сегодня Бишкек). В 1950-х годах советская экономика ещё не могла удовлетворить спрос населения на хорошую одежду. Поэтому два гражданина решили «сделать гешефт». Семью Зингера в Среднюю Азию сослали как раз за попытку предпринимательской деятельности, а Газенфранц попал в Киргизию во время войны — его семья бежала из Румынии.

Друзья сбросились деньгами, выкупили на ткацкой фабрике, где работал Газенфранц, списанное оборудование и взялись за дело. Разумеется, не обошлось без соучастия начальника цеха Матвея Гольдмана. Подпольный цех устроили тут же — в автобусном гараже на территории фабрики.

Изготовленный руками советских трикотажниц товар дельцы сбывали в торговых точках, директорам которых отстёгивали хорошие деньги. Продавали нижнее бельё, рейтузы, детские костюмчики, модные свитера и кофты. Предприниматели не просто богатели на государственной собственности, но и одного за другим вовлекали в свой преступный круг других. Финансовые дела «фирмы» обсчитывал штатный бухгалтер фабрики Абрамович, крышевал цеховиков председатель киргизского Госплана Бекжан Дюшалиев.

Чем больше воруешь, тем больше входишь в азарт! — признавался один из подпольных миллионеров.

Вскоре дельцы купили по особняку, обвешали жён бриллиантами, пересели в приобретённые при посредничестве знакомых дипломатов подержанные «роллс-ройсы», стали отдыхать в Прибалтике, где купали любовниц в шампанском. Всё закончилось печально: в январе 1962 года приятелей вытащили из их постелей и увезли на допросы. Судьи во времена Хрущёва остались глухи к стонам подсудимых и приговорили 21 «трикотажника» к расстрелу с конфискацией имущества. Газенфранца и Зингера казнили. Семерым подельникам повезло: Родина учла их заслуги во время войны и заменила расстрел 15 годами лагерей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь