Как знаменитый советский вор-карманник покончил с блатной жизнью и занялся криминалистикой

0
66

Настоящее имя этого человека — Заур Зугумов. В криминальной истории СССР он считался одним из лучших щипачей — воров-карманников. После 11 тюремных сроков он смог завязать и начать новую жизнь.

Как знаменитый советский вор-карманник покончил с блатной жизнью и занялся криминалистикой

Коллаж LIFE. Фото © ТАСС / Владимир Воротников, VK / Заур Зугумов

Ребёнок улиц из хорошей семьи

Профессии в семье Зугумова совершенно не располагали к тому, чтобы ребёнок стал вором. Его дед был революционером, отец — водителем, дед по линии матери до революции владел банями в Баку и мастерскими в Махачкале, жил в Москве. Бабушка по линии матери преподавала в Смольном, а мать во время войны служила военврачом в госпитале, а после победы — заведовала детской махачкалинской больницей.

Родившийся в 1947 году парнишка, как и тысячи других сверстников, рос буквально на улицах Махачкалы. Воспитанием занимались бабушка и мама; женщины не могли справиться с Зауром: с малых лет он бедокурил и воровал. Сам он объяснял свои наклонности «воровской романтикой», которая в 1950-х годах была весьма популярна среди уличных мальчишек. Иногда мать, отчаявшись, отправляла сына к деду в Москву, но потом его снова приходилось забирать домой.

Воровать Заур учился сам, подсматривал у старших, иногда напрямую просил поделиться опытом. Сильное впечатление на детскую психику произвёл индийский фильм «Бродяга» с Раджем Капуром в главной роли. Главный герой — бродяга и ловкий карманник Радж, родившийся в трущобах и промышляющий воровством, вызывал у советских зрителей горячее сочувствие.

Как знаменитый советский вор-карманник покончил с блатной жизнью и занялся криминалистикой

Кто бы мог подумать, что этот обаятельный герой может поставить на воровскую стезю кого-то из маленьких зрителей! Для Заура герой Раджа Капура стал едва ли не примером. Уже поднаторев в воровском ремесле, он решил воспроизвести трюк, показанный в фильме, когда главный герой ворует у своего отца — судьи Рагуната только что купленное колье. Происходило это, когда Рагунат выходил из ювелирного магазина. Вор толкал судью, потом поднимал упавший футляр с ожерельем и с улыбкой возвращал его судье. Разумеется, колье внутри уже не было.

Трудно сказать, что больше привлекало Заура в этой ситуации — ловкость рук или то превосходство, которое опытный вор должен испытывать, с улыбкой подавая жертве обворованную сумочку. Самостоятельно освоив приёмы такой кражи, он практиковал её, разумеется, не на коварных судьях, а на обычных советских женщинах, посетительницах кинотеатра «Комсомолец» в Махачкале. Для многих в те времена посещение кинотеатра было маленьким праздником: люди старались одеться поприличнее, а женщины часто брали с собой крохотные сумочки — клатчи. В них обычно находились ключи от квартиры, деньги, помада, пудреница. Он словно нечаянно толкал женщин, отходивших от кассы, а когда они роняли сумочки, извинялся, поднимал их и отдавал женщине, но денег там уже не было.

Зверь в неволе

В первый раз Заур Зугумов оказался в детской воспитательной колонии в 12 лет, там он провёл почти два года, а потом сбежал. Через несколько месяцев после побега он получил первый срок — три года за кражу. Ему как раз исполнилось 14. Затем последовали следующие сроки.

Как знаменитый советский вор-карманник покончил с блатной жизнью и занялся криминалистикой

В колонии перевоспитания не получилось — надзиратели чаще издевались над мальчишками. Там он вместе с другими карманниками лишь оттачивал криминальное мастерство — заключённые делали чучело, на чучело надевали одежду и вешали колокольчики. Учились «работать» так, чтобы ни один из них не зазвенел. Параллельно занимался самообразованием — этого требовало ремесло. Бабушка Заура — Берта Розенберг — была уроженкой Франции и с детства учила внука правилам этикета и французскому языку. Заур знал — чтобы «красиво работать», а следовательно, и хорошо жить, нужно, чтобы другие люди видели в тебе умного, интеллигентного человека. Поэтому он читал то, чем другие растапливали печи, — и однажды ему в руки попалась даже «История государства Российского» 1736 года издания.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь