Никола Броньяно, креативный директор Blumarine. Интервью Vogue с дизайнером — о нулевых, плюс-сайз-моделях и Лотте Волковой

0
57

Никола Броньяно, креативный директор Blumarine. Интервью Vogue с дизайнером — о нулевых, плюс-сайз-моделях и Лотте Волковой

А еще о Джамбаттисте Валли и собственном бренде Brognano

На вечеринке в московском концепт-сторе КМ20, посвященной бренду Blumarine, дресс-кода не было, но все гости ожидаемо облачились в знаковые для бренда голубой и розовый. Вернее, почти все — кроме главреда Vogue Ксении Соловьевой и виновника торжества Николы Броньяно, который прилетел из Милана в тотал-блэке. Правда, розовые крылья бабочки (еще одного символа Blumarine), которые раздавали на входе, все же надел и не снимал их даже во время отвязных танцев с Ксенией Чилингаровой под «18 мне уже» группы «Руки вверх». Но перед тем, как отпустить Николу на танцпол, Vogue поговорил с ним о серьезном — о его дебюте в роли креативного директора большого Дома, опыте, который он приобрел в предыдущих брендах, и о том, почему вроде бы инклюзивный мир моды сегодня воспевает свою самую неинклюзивную эру. 

До Blumarine вы работали в Giambattista Valli и Dolce & Gabbana. Чему научили вас в этих Домах?

Большему меня научил Джамбаттиста. Я начал работать у него сразу после того, как выпустился из Marangoni. Бренд на тот момент был значительно более маленьким, и Джабаттиста лично показывал мне и каждому из своих сотрудников особенности процесса создания одежды. Мы росли, развивались и учились новому вместе с ним. В больших брендах такое редко встречается — там ты просто «один из». Джамбаттиста — настоящий мастер своего дела, и главное, чему он меня научил, — это чувство цвета и пропорции.

Blumarine — ваш дебют в роли креативного директора большого модного Дома. Как ощущения?

Я узнал о назначении за год до того, как об этом официально объявили. Я был невероятно счастлив, кричал от восторга. Это, конечно, мечта. Еще в детстве я приходил в свадебное ателье моей мамы, смотрел по телевизору показы Valentino и Blumarine и мечтал работать в этой индустрии. 

Blumarine осень-зима 2021

Никола Броньяно, креативный директор Blumarine. Интервью Vogue с дизайнером — о нулевых, плюс-сайз-моделях и Лотте Волковой

Объявили о вашем назначении в разгар пандемии. Что было самым сложным в работе в такое тяжелое время?

Я очень люблю работать с командой — встречаться с ней и обсуждать все детали лично. Пандемия сделала это невозможным, и нам приходилось созваниваться по Zoom и списываться по вотсапу. В таком формате мы работали над всеми вышивками, выбирали ткани и организовывали всевозможные доставки. Для меня это было единственной, но самой большой сложностью. Сейчас, к счастью, все постепенно меняется. Я живу и работаю в Милане, но два-три раза в неделю приезжаю в Карпи, где находится наше производство. И у меня наконец появилась возможность общаться с командой лично, а для меня это очень важно, потому что многие решения я предпочитаю принимать вместе с ними.

Какие задачи ставили перед вами владельцы Blumarine?

У меня не было абсолютно никаких гайдлайнов. Мне дали полную свободу. Владелец Blumarine Марко Марчи сказал, что полностью мне доверяет, и я волен делать все, что считаю нужным. Вот я и делаю.

Кстати, о свободе. У вас был свой бренд Brognano, который не функционирует с 2020 года. Вы не скучаете по независимому творчеству?

Бренда Brognano больше нет. Я поставил его на паузу и в ближайшее время возвращаться к работе над ним не планирую. Не сейчас. В Blumarine я по-настоящему свободен, поэтому все свои силы я хочу сконцентрировать именно на этом Доме.

Вы много работаете с архивом Blumarine?

Я бы не сказал, что очень много, но посещаю его достаточно часто. Перед тем как начать работать над первой коллекцией, я провел там три дня. Наш архив тоже находится в Карпи, и он не такой эмоциональный, как у Gucci, но тоже очень хороший. Там собраны все платья, жакеты, топы и другие вещи за всю историю Blumarine, и каждый раз, когда я туда прихожу, нахожу что-то новое и интересное. Архив, конечно, играет большую роль, потому что кроме вещей там есть еще и рекламные кампании, а это очень важный для меня аспект работы.

Blumarine resort 2022

Никола Броньяно, креативный директор Blumarine. Интервью Vogue с дизайнером — о нулевых, плюс-сайз-моделях и Лотте Волковой

Самая знаковая вещь Blumarine, на ваш взгляд?

Конечно, кардиган с меховым воротником, который я, разумеется, поднял из архивов. Вообще, работа с архивами — очень сложный процесс. Потому что тебе надо не только переработать ДНК бренда и пропустить ее через фильтр современности, но и сделать это достойно и с уважением к истории. У меня, кажется, неплохо получается.

В современном мире некоторые дизайнеры так заботятся о том, как их одежда будет выглядеть в инстаграме, что не уделяют должного внимания качеству. Что вы об этом думаете?

Это правда, но сейчас такое время. Хотя для меня качество всех деталей коллекции играет первостепенную роль. Я хочу, чтобы женщины, которые носят Blumarine, и в инстаграме хорошо в них выглядели, и наслаждались тем, как эти вещи на них сидят.

Вы контролируете соцсети бренда?

Да, я слежу за всем, что в них публикуется, но сам их не веду. Я доверяю своей маленькой дружной команде — у нас в стайлинг-отделе всего пять человек включая меня.

Мир моды повернут на 2000-х. А ваш Blumarine стал квинтэссенцией этой ностальгии. Почему?

Меня очень вдохновляют нулевые. И, как я вижу, не только меня, но и людей абсолютно всех возрастов. Я думаю, сейчас просто время такое — подходящий момент для того, чтобы опять переодеться во все яркое и кричащее. В конце концов, мода циклична, и каждые 20–30 лет все так или иначе будет возвращаться.

Blumarine весна-лето 2022

Никола Броньяно, креативный директор Blumarine. Интервью Vogue с дизайнером — о нулевых, плюс-сайз-моделях и Лотте Волковой

А вам не кажется, что это немного странно — мир моды громогласно говорит об инклюзивности, но при этом воспроизводит ту эпоху, когда главным показателем успеха был идеальный пресс?

Не знаю, для меня нулевые — не про тело. Для меня это про мироощущение и настроение. Про то, как ты себя позиционируешь.

Тем не менее с плюс-сайз-моделями вы не работаете.

Мы стараемся работать с самыми разными девушками, но на кастингах я всегда обращаю внимание на лицо, а не на тело. Для меня важно, чтобы оно транслировало правильное настроение «по нулевым». Но хочу заметить, вещи Blumarine смотрятся роскошно на любой фигуре — посмотрите хотя бы на Рианну в июньском итальянском Vogue! К тому же у меня очень много друзей самых разных размеров и возрастов, которые носят Blumarine и прекрасно в нем выглядят.

Когда увидели Рианну в Blumarine, впечатлились?

Я опять кричал от восторга! Для меня важен каждый клиент, но когда я вижу в своей одежде звезд, впадаю в настоящее сумасшествие. Рианна, Белла, Кендалл, Дуа Липа… Все они мое большое вдохновение, поэтому когда я вижу их в своих платьях, очень сильно горжусь. Хотелось бы еще Хейли Бибер в них увидеть, она почему-то пока остается в стороне.

В вашей команде есть один большой эксперт по 2000-м — Лотта Волкова, которая стилизует показы Blumarine. Как сложился ваш союз?

Я следил за тем, что делает Лотта в Balenciaga, и мне очень нравились не только ее работы, но и она сама. Я был подписан на нее в инстаграме, смотрел, как она там дурачится, и понял, что она не такая, как большинство популярных уважаемых стилистов. Она не ведет себя так, будто она какое-то божество, в отличие от всех остальных. Меня это завораживало. Я предложил ей поработать, она согласилась. Мы встретились и очень быстро подружились. Теперь мы можем обсудить не только детали грядущей коллекции, но и нашу личную жизнь. Она правда очень крутая, в ней есть природный класс.

Сколько времени вы еще даете нулевым? Когда это помешательство закончится?

Думаю, еще два года максимум. Для меня нулевые — это про женственность, соблазнительность и романтизм. Но мы сможем транслировать эти настроения и в том случае, если отойдем от 2000-х в своей эстетике. Так что еще где-то четыре сезона ностальгии, и все.

Лотта Волкова и Никола Броньяно на вечеринке Blumarine в КМ20

Никола Броньяно, креативный директор Blumarine. Интервью Vogue с дизайнером — о нулевых, плюс-сайз-моделях и Лотте Волковой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь