3 модных образа из советских фильмов, которым подражали миллионы женщин

В советские времена женскую моду диктовали не профессиональные модельеры и дизайнеры одежды, а культовые кинофильмы. Полюбившимся героиням старались подражать во всем: в одежде, прическе, макияже, даже манере говорить и смеяться. Вот некоторые культовые образы советского кинематографа.

Черное платье Людмилы Гурченко

Пожалуй, нет наряда из советского кинофильма, настолько запомнившегося русским женщинам, как черное муаровое платье-колокол Леночки Крыловой из «Карнавальной ночи» Эльдара Рязанова. Фильм вышел в прокат в 1956 году, а еще в 1947 году французский модельер №1 Кристиан Диор представил стиль одежды «нью лук» в образе «идеальной женщины» с тонкой талией, покатыми плечами и соблазнительными бедрами. В моду опять вошли корсеты, утягивающие женские талии до 50 сантиметров, и кринолины, для придания платью пышной формы.

Ходили слухи, что и платье для актрисы Людмилы Гурченко сшил сам Диор. Но нет, это уж слишком. Платье было создано костюмерами из «Мосфильма» – конечно, под впечатлением от этого элегантного и романтичного диоровского женского образа.

Талия в 45 сантиметров, о которой все время говорят, когда речь заходит о Людмиле Гурченко в молодости, да и в зрелые годы тоже, – преувеличение. Такое впечатление создается благодаря широкому атласному поясу и пышной юбке. А вот 57 сантиметров – это реальные размеры талии двадцатилетней Гурченко, что, впрочем, тоже впечатляет!

Девушки ходили на просмотр этого фильма с блокнотами в руках, пытаясь зарисовать платье главной героини в мельчайших подробностях. Кстати, на протяжении всего фильма героиня шесть раз меняет наряды и все шесть – тотальный «нью лук» от Диора.

Все столичные ателье были «завалены» заказами сшить платья, как у Леночки Крыловой. Удовольствие это, даже по советским меркам, было дорогое. Ведь на пошив одного платья идет до 9 метров ткани, а нужны еще две, а лучше три нижние юбки. Состоятельные клиентки ателье заказывали платья из атласа, муара (плотного шелка), гипюра. Самостоятельно женщины шили такие платья из недорогих тканей: поплина, ситца, тафты.

Меховые же салоны срочно шили белые муфточки, чаще всего из меха кролика. Как вспоминал Эльдар Рязанов на «Рождественском бенефисе Людмилы Гурченко», эту муфточку он позаимствовал у своей жены, так как в костюмерной «Мосфильма» найти такую же не смогли, а Люся категорически отказывалась сниматься без нее. Черное платье и песцовая муфточка – хрустальная мечта детства Гурченко, и она осуществилась в первом же ее фильме.

К сожалению, черное платье не сохранилось. То ли оно затерялось в костюмерной «Мосфильма», то ли было съедено молью, неизвестно. Но в памяти зрителей оно осталось надолго, и тысячи, а может быть и миллионы советских женщин пытались подражать модному образу Леночки Крыловой.

Белый свитер и джинсы Александры Яковлевой

Второй незабываемый образ из советского кинематографа родом из 80-х 20 века – это белый мохеровый пуловер, джинсы, заправленные в валенки и песцовая шубка Алены из фильма Константина Бромберга «Чародеи».

Александра Яковлева, сыгравшая чародейку, потрясающе выглядела на экране. Она была одета очень модно и очень дорого. Тонкий мохеровый пуловер, скорее всего индийский, стоил рублей 50-60. И это, если повезет купить в универмаге, а у спекулянтов он обошелся бы вдвое дороже. Вдобавок, мечта всех советских модниц – фирменные джинсы – 200-250 рублей у фарцовщиков. Да, Алена было хорошо «упакована». Помните, Сатанеев, герой Валентина Гафта так и говорил: « …она тоже хорошо одевается».

Некоторую демократичность образу придавали валенки, в которых Алена появляется в начале фильма, затем они были заменены на модные сапоги – финские или австрийские. Чтобы купить такие, советская женщина должна была выложить свою месячную зарплату.

После выхода этого фильма на экраны все студентки советских ВУЗов начали ходить так зимой: вязаный пуловер или свитер, джинсы (если повезет – фирменные, а чаще всего индийские), заправленные в сапоги. А в Сибири – все то же, только джинсы заправлены в валенки. Это был просто писк моды!

Но роскошная белая песцовая шубка! Вот это был удар ниже пояса. Такую шубку могли позволить себе единицы. Песцовую шапку еще можно было купить, а шубки были, в основном, из «чебурашки».

Коричневое платье в стиле сафари Барбары Брыльской

Третий запоминающийся образ, который покорил советских женщин – учительница Надя Шевелева из «Иронии судьбы» Эльдара Рязанова. Этому образу подражать было не так уж и сложно. Это скорее не праздничный, а повседневный наряд. Платье довольно скромное, горчичного цвета, из украшений на нем – только золотистая пряжка на поясе.

Все дело в актрисе, сыгравшей Надю – красавице польке Барбаре Брыльской. Что на нее ни надень, все будет прекрасно смотреться, даже такое платье. Актрисе оно ужасно не понравилось, она не хотела его надевать. Модная и стильная Барбара долго пыталась убедить режиссера заменить наряд. Не заменили, и пришлось проходить в нем все две серии фильма. Украсило этот образ золотистое колье на шее героини, явно «несоветского» происхождения. А вот шапка-кубанка из рыжей лисы до сих пор выглядит вполне актуально, хотя фильму уже 45 лет.

Платье-рубашка в сочетании с лисьей шапкой и прямыми сапогами на высоком каблуке создало образ скромной интеллигентной ленинградской учительницы. Русские женщины сразу приняли этот образ и, как могли, подражали ему. Пожалуй, в гардеробе каждой советской женщины в конце 70-х было такое платье – незамысловатого кроя, но по-европейски элегантное. А уж если добавить к своему нарядному образу капельку духов «Клима», у женщин как будто крылья за спиной вырастали.

Эти наряды могут нравиться или нет, но свой след в истории советский моды они, безусловно, оставили.

Загрузка ...